Der große Dialog in Tomsk

10 лет назад Томск стал площадкой для крупного международного мероприятия

В конце апреля 2006 года из небольшого сибирского городка Томск на несколько дней превратился в самый настоящий европейский город. Это стало возможно благодаря событиям, равных по масштабу которым в Томске не было за всю его четырехсотлетнюю историю. 26-27 апреля 2006 года в городе прошли российско-германские межгосударственные консультации на высшем уровне. Проведение форума такого масштаба стало возможно благодаря стараниям местной обладминистрации и руководства области, которые сначала приложили максимум усилий для того, чтобы саммит состоялся в Томске, а затем с успехом подготовили город к приему высоких гостей. Стоит отметить, что ответственности саммиту придавала политическая ситуация, сложившаяся тогда в Германии. Накануне консультаций в Томске, в ноябре 2005 года, в Германии произошло формирование нового правительства, на пост канцлера вступила А. Меркель. Таким образом, саммит в Томске стал первой площадкой для российско-немецких межправительственных консультаций как для самой фрау Меркель, так и для ее обновленного кабинета министров. Это накладывало на администрацию нашего города особенную ответственность, ведь от результатов саммита во многом зависел дальнейший ход политических, деловых и экономических отношений между Россией и ФРГ. Зная о том, как в течение следующих почти десяти лет развивалось сотрудничество между нашими странами, можно с уверенностью сказать, что межправительственные консультации прошли успешно, город и его жители с честью выполнили возложенную на них задачу.   

Накануне очередной годовщины проведения саммита мы пообщались с человеком, который принимал активное участие в прошедшем форуме, приложил массу усилий для того, чтобы саммит в Томске прошел на самом высоком уровне. Речь идет о начальнике отдела протокола Губернатора Томской области – Николае Логинове.

Корр.: Николай Николаевич, в этом году мы отмечаем десятилетний юбилей российско-германского саммита в городе Томске. Вы имели к нему непосредственное отношение и принимали активное участие. Скажите, как получилось так, что в небольшом сибирском городе прошли российско-германские консультации на высшем уровне? Что этому способствовало?

Н.Н: Сразу после того как наша страна стала открыта всему миру, в особенности после того как пал железный занавес между Россией и Западом, в город начали массово прибывать иностранцы. В первую очередь это были представители Германии. Мы понимали, что находимся в логистическом тупике, и знали, что неподалеку от нас находится крупный город Новосибирск, который считался и до сих пор считается неофициальной столицей Сибири. Беря во внимание все вышеназванные факторы, мы начали активно вести международную деятельность, чтобы хоть как-то перехватить инициативу. В первую очередь, мы стали принимать иностранные делегации, среди которых было много немецких, кроме того, мы активно начали организовывать поездки за рубеж. Устраивали презентации нашего города и региона, которые проводились во многих европейских странах. Поэтому когда появилась информация, что очередной раунд межправительственных консультаций на высшем уровне должен состояться в России, руководством области была поставлена задача – приложить максимум усилий для того, чтобы эти консультации состоялись у нас. За этот саммит боролись как по российской, так и по немецкой линии. В итоге вышло так, что томская сторона лоббировала эту тему с большим усилием, чем другие российские регионы.

Корр.: То есть администрации Томской области и Томичам удалось убедить немецкую сторону в том, что саммит лучше провести в нашем городе?

Н.Н.: Да, для этого мы организовывали различные деловые поездки в Германию, были в Министерстве иностранных дел ФРГ, работали с Генеральным консулом в Новосибирске, обращались к послу ФРГ в РФ (в то время этот пост занимал Вальтер Юрген Шмид, - прим. ред.). Существенную роль в решении вопроса о месте проведения саммита сыграл бывший министр обороны ФРГ, а в то время депутат Бундестага – Фолькер Рюэ. Он приехал с официальным визитом в Новосибирск. В Генеральном консульстве Германии ему было предложено на один день заехать в соседний Томск для того, чтобы познакомиться с нашим красивым, интересным городом. Мы с радостью его приняли, сделали все возможное, чтобы этому человеку у нас понравилось. Эту задачу мы с успехом выполнили – Томск произвел на господина Рюэ неизгладимое впечатление. Перед его отъездом с нашей стороны прозвучал намек о заинтересованности провести очередной раунд переговоров у нас. Фолькер Рюэ в то время был очень влиятельным политиком в Бундестаге и мы сказали ему, что будем очень рады, если он внесет свою лепту в решении вопроса в пользу Томска. Этот человек проникся нашей просьбой. При очередной встрече в Ново-Огарёво с В.В. Путиным, коснувшись темы очередного саммита в России, он рассказал о своей поездке в Томск и о своих положительных впечатлениях, оставленных после посещения нашего города. В личной беседе он сказал, что порекомендовал бы провести очередной раунд переговоров в нашем прекрасном сибирском городе. Таким образом, общими усилиями результат был достигнут.

Корр.: Николай Николаевич, а когда было принято окончательное решение, что консультации состоятся в Томске?

Н.Н.: В 2005 году было принято решение о проведении консультаций у нас.

Корр.: И сразу же началась работа по подготовке города к такому ответственному событию?

Н.Н.: Нет, не сразу. Все проходило постепенно. Сначала были звонки, одиночные визиты представителей ФРГ. А потом начался массированный вояж немецких групп в Томск. Приезжали делегации министерства финансов и представители других министерств.

Корр.: Николай Николаевич, расскажите, как шла подготовка? Я так понимаю, что она велась с 2005 по 2006 год. Но могу предположить, что самая горячая пора была непосредственно накануне самих консультаций, в течение последних двух-трех месяцев?

Н.Н.: Подготовку мы начали по многим направлениям. Когда стало известно, что Томск был выбран местом проведения саммита, перед нами стоял ряд задач. Несмотря на то, что накануне мы с успехом подготовили город к четырехсотлетию, после того как мы узнали о саммите, многие вещи пришлось доделывать и переделывать. Нам необходимо было повторно приготовить город к мероприятию подобного уровня, украсить его. Фасады и дороги требовали ремонта. Также мы понимали, что аэропорт был непригоден для приема самолетов высшего класса. Даже трапы пришлось привозить из соседнего Новосибирска. Взлетно-посадочная полоса не отвечала требуемым нормам, не было таможенных постов, которые впоследствии пришлось доставлять опять же из Новосибирска. Силы для организации досмотра, пограничного и таможенного контроля были также привлечены из соседнего мегаполиса. Для украшения города символикой саммита было подключено много различных компаний, которые должны были украсить город и подготовить рекламную продукцию. Мы чувствовали нехватку отелей. Те гостиницы, которые мы имели на то время в Томске, не соответствовали уровню ожидаемых гостей. Многие объекты, в которых должны были проходить ответственные встречи, приходилось переоборудовать, а иногда и делать заново. В ходе подготовки города к приему высоких гостей был отреставрирован Томский областной Российско-немецкий дом, а в Буфф-саду была заложена Лютеранская кирха, которая была построена в кратчайшие сроки и открыта к приезду иностранной делегации в наш город. В процессе подготовки к саммиту мы столкнулись с проблемой нехватки квалифицированных переводчиков. В то время при наличии в городе четырех факультетов иностранных языков не оказалось специалистов устного последовательного перевода, подготовленных на должном уровне. Еще одной проблемой, о которой я чуть не забыл сказать, стало то, что у нас в городе не было соответствующих помещений для проведения этого форума. В процессе подготовки к саммиту мы обустроили несколько площадок для переговоров: А. Меркель и В.В.Путин встречались в большом зале научной библиотеки Томского университета – старинного и известного, но совершенно не подготовленного для переговоров здания. Их ведение оказалось затруднено по причине плохой акустики помещения. Эта проблема была решена установкой специального технического оборудования. Дом ученых был переделан под пресс-центр, он также был заново технически оснащен (так, например, в здании появился wi-fi, который в то время в нашем городе был большой редкостью, - прим. ред.). Задач было много, все вышеназванные проблемы – это только малая часть того, что пришлось сделать для подготовки и проведения саммита на высшем уровне. К счастью, нам это удалось.

Корр.: Николай Николаевич, в то время Вы работали в областном Департаменте международных связей, скажите, что дал саммит лично Вам в профессиональном плане?

Н.Н.: Конечно, это огромный опыт, причем различного характера. В первую очередь это практика подготовки и организации встреч такого уровня. Все навыки, которые мы приобрели, позволили нам впоследствии провести два других не менее масштабных мероприятия. Во время саммита было подписано соглашение о сотрудничестве, в рамках которого следующий календарный год был объявлен годом Сибири в ФРГ. В течение двух последующих лет было проведено две презентации Сибирского Федерального Округа, они прошли на севере и юге Германии – в Ганновере и Штутгарте.

Корр.: Николай Николаевич, в этом году мы встречаем десятилетний юбилей российско-германских консультаций на высшем уровне. За это время город очень преобразился. Как Вы считаете, сможет ли сейчас Томск принять и с успехом провести мероприятие, сопоставимое по масштабу с саммитом 2006 года?

Н.Н.: Я уверен, что город и нынешнее руководство области готовы к проведению таких мероприятий. На проведении российско-германского саммита мы набили много шишек, накопили большое количество опыта: как положительного, так и отрицательного. Из всего этого были сделаны соответствующие выводы. Отвечая на вопрос «способен ли нынешний Томск провести мероприятие такого уровня?»: я могу ответить утвердительно. Теперь мы в состоянии, но беря во внимание нынешнюю внешнеполитическую обстановку, говорить об этом пока рано.

Корр.: Подводя итог нашей беседе, какие выводы Вы бы могли сделать по итогам саммита?

Н.Н.: Стоит упомянуть то, что о нас узнали за рубежом. Немецкое телевидение было заполнено информационными сообщениями и видеосюжетами из Томска. После проведения саммита делегация от нашей области была несколько раз приглашена на российско-германские консультации, проходившие уже в Германии (в Дрездене и Висбадене, – прим. ред.). Нам удалось преобразить наш город, который стал еще более красивым и современным. Мы поняли свои проблемы – после окончания саммита началась реставрация аэропорта, наши ВУЗы стали уделять серьезное внимание подготовке переводчиков, было открыто несколько лингафонных кабинетов для изучения иностранного языка. И, конечно же, прошедший саммит дал нам бесценный опыт проведения мероприятий такого высокого уровня.

Корр.: Николай Николаевич, спасибо за беседу. Поздравляем Вас с юбилеем российско-германского саммита! Желаем Вам здоровья и дальнейших успехов в работе.

Беседу вел Дмитрий Кожаев

27 апреля 2016

Во время своего визита в Томск, в рамках российско-германских консультаций на высшем уровне, А. Меркель в сопровождении министров иностранных дел и культуры России и Германии, а также Виктора Кресса, занимавшего тогда пост губернатора Томской области, посетила Томский областной Российско-немецкий Дом. Канцлер прибыла в РНД после завтрака в ресторане «Славянский базар». На пороге дома фрау Меркель по русскому обычаю встретили с хлебом и солью. Канцлера Германии также поприветствовал детский ансамбль Российско-немецкого Дома, который исполнил для высокой гостьи несколько немецких музыкальных композиций и танцев. После этого канцлер и губернатор провели встречу с представителями томского сообщества российских немцев.